ankor_21 (ankor_21) wrote,
ankor_21
ankor_21

Categories:

Парк советского периода. Часть 1. Назад в 90-е

Однажды, хмурым августовским утром некий гражданин "К" в числе прочих пассажиров покинул полупустой вагон пригородной электрички и оказался на таком же пустынном перроне одного далекого забытого богом уездного города "N". Казалось, перемены обошли стороной это место и здесь по прежнему расхаживают строем пионеры в алых галстуках, а каждое утро по радио исполняется гимн Советского Союза.
Гражданин "К" был голодный, не выспавшийся и злой, и потому ему очень хотелось обозвать этот город словом начинающимся совсем с другой буквы.
1.


Забегая вперед отмечу, что сутки спустя, герой нашего рассказа покидал этот город уже в другом настроении, он был сыт, доволен, приятно удивлен и даже испытывал некоторую влюбленность в этот небольшой и уютный городок, а так же в его гостеприимных жителей.
Раз так, предлагаю отбросить сокращения и называть вещи своими именами, а мое дальнейшее повествование пойдет от первого лица.
Не выспавшийся гражданин - это я, наш уездный городок находится на севере Удмурдской республики, имеет совершенно определенное имя - Глазов, а его жители уже триста с лишним лет именуют себя Глазовчанами.

Как я уже отметил, ж/д вокзал города Глазов встретил меня весьма неприветливо, угрюмо и мрачновато, если не сказать большего - он выглядел заброшенным, впрочем, как и вся привокзальная площадь с торчащим посередине одиноким памятником Ильичу в окружении сорной травы лениво пробивающейся из под массивных тротуарных плит.
2.


Фигура Ленина застыла в гротескной позе, как будто окаменела во время выплясывания лихого удмурдского танца.
На мою долю выпала мрачная, хмурая и дождливая погода, а окружающая обстановка вызывала во мне лишь тоску да уныние. От нечего делать я разглядывал комичного Ильича и размышлял над своими ближайшими перспективами. Стандартная совдеповская застройка не обещала абсолютно ничего примечательного, но Ленин определенно указывал на что-то интересное, скрытое за ближайшими многоэтажками.
3.


В любом населенном пункте должна быть своя изюминка, которую стоит поискать. С робкой надеждой на что либо необычное я отправился в направлении ближайшей автобусной остановки.
Глазов - совсем небольшой город, хоть и старинный. В конце 80-х он торжественно преодолел стотысячный рубеж по количеству проживающих в нем жителей, но рекорд удерживался с трудом и недолго, совсем недавно Глазов снова перепрыгнул через сто тысяч, но на этот раз в обратном направлении.
4.


Я загрузился в пазик, в так называемую "Вертушку", который следует по круговому маршруту, благодаря чему мне удалось в первые же минуты осмотреть почти весь город.
Кстати, поездка на такси в любой конец города стоит не более 70 руб.
5.


Глазов строился и расширялся несколькими этапами, он заметно вырос в военные годы за счет эвакуированной промышленности, в 60-е и в 80-е за счет развития военной, химической промышленности и уранового производства. Учитывая эти обстоятельства можно догадаться, насколько жизнь в этом городе опасна и непредсказуема. В каждом дворе имеется вход в персональное бомбоубежище, а большинство местных жителей получают надбавки за вредность.
6.


Интересующая меня старина в советские годы была, либо уничтожена, либо скрыта от глаз, поглощенная совдеповской планировкой. Та, что сохранилась имеет вполне ухоженный вид, на первый взгляд трудно определить, где купеческий особняк, а где современное строение.
Среди новых домов встречаются и вполне удачные архитектурные решения.
7.


Тем временем город активно расширялся, застраивались старые кварталы, росли новые.
8.


Как обычно, места на всех не хватало и уничтожались памятники старины, например, в 62-м году по формальным причинам был разрушен величественный Преображенский собор - главная реликвия и украшение города. Собор недавно восстановили, но он является лишь жалким микроподобием утраченного храма.
9.


В городе полно новоделов, в том числе и Александро-Невская часовня установленная в замен уничтоженной старой.
10.


Вокруг преобладает так называемая прогрессивная социалистическая застройка, присущая крупным промышленным центрам в которые щедро вливались денежные потоки из центра. Под боком у современных многоэтажек раскинулись малоэтажные кварталы хрущевского периода.
Нам туда.
11.


Положа руку на сердце, Глазов мне показался братом-близнецом одного из рабочих районов нашего города, поэтому в дальнейшем буду проводить аналогии и сравнения именно с городом Кировом в котором живу я.
12.


Можно долго рассказывать о том и о сем, про историю и про ее хитросплетения, а я по-прежнему искал что либо примечательное, то самое, на что явно намекал великий привокзальный Ленин.
13.


Среди однообразных хрущевских кварталов сложно ориентироваться. Строители коммунизма, как муравьи, должны были быть во всем похожими друг на друга, одинаково думать, жить в общих муравейниках, постоянно работать и обслуживать одну жирную политическую верхушку.
Рабочие кварталы строились из соображений исключающих всякую индивидуальность: однотипные дома, квартиры, дворы, и даже заборы.
Лишь с течением времени здания и улицы начали приобретать собственные лица.
14.


Для приезжих, чтобы удобнее ориентироваться в пространстве, в центре города висит подробная карта. Думаю, в Кирове не помешала бы подобная.
15.


Между тем, не покидало ощущение того, что я попал в начало 90-х, на улицах просторно и свободно от припаркованных машин, на большинстве дорог еще относительно целый асфальт, а о пробках здесь, похоже, пока не слыхали.
16.


Все дворы свободны от точечной застройки, но и это не совсем то, что я хотел бы увидеть. Я чувствовал, должна быть в Глазове какая-то изюминка, делающая его уникальным, в чем-то особенным, отличным от множества других ему подобных.
17.

(Ворота с четыремя каменными шарами)

Еще одни ворота с шарами (с двумя).
18.


Очередные врата с одним шаром.
19.


Много букв, но мало смысла? Это необходимая прелюдия, а теперь от слов переходим к делу, точнее к следующей серии фотографий и вот, что в итоге мне удалось отыскать.
Если отбросить автобусную экскурсию, мое более близкое знакомство с городом началось с местного парка для отдыха и развлечений.
И опять прыжок в 90-е, точно так же выглядели парки в нашем городе 20 лет назад - дремучее запустение, заросли, разрушенные ограждения и разбитые фонари, но это на первый взгляд.
20.


Я с грустью разглядывал примитивные и ржавенькие карусельки, а на ум приходила лишь сплошная злая ирония, еще и дождик заморосил.
От нечего делать начал снимать небогатое парковое наполнение и делал это до тех пор, пока не стал замечать некоторые едва уловимые нюансы.
21.


Озарение пришло в тот момент, когда я повстречался с одинокой группой деревянных истуканов, затерявшихся в глубине парка среди одичавшей растительности.
Истуканы, словно не от мира сего, грустили в сторонке, будто приезжие оказавшиеся в незнакомом месте.
22.


Что символизируют деревянные изваяния, мне до сих пор неведомо, явно что-то из удмурдской мифологии.
23.


Не будем забывать, что Глазов возник на территории древнейшего и самого крупного фино-угороского городища Индакар и здесь до сих пор живы древние языческие традиции, предания и мифы.
24.


По одной из существующих легенд, название Глазова восходит к удмуртскому слову «Сингурт», означающему буквально «глаз-деревня» («син» - глаз, «гурт» - деревня). Удмуртский край издавна называют родниковым. По-удмуртски родник - «ошмес син», или в переводе на русский - «глаз источника». Отсюда и название «Сингурт».
Есть и другие версии, более удобоваримые, но об этом чуть позже.
25.


Из-за кустов выглянула антилопа с детенышем.
26.


Неподалеку обнаружил еще одну сладкую парочку.
27.


Теперь ржавые аттракционы не казались мне такими уж примитивными, скорее они умиляли какой-то детской непосредственностью и трогательной простотой.
28.


Мои детки были, кажется, в полном восторге.
29.


Поразила книжная палатка, которая на деле оказалась (а теперь внимание!) выездной библиотекой, где можно было абсолютно бесплатно полистать журнальчик или даже заказать книгу, которую доставят к следующему вашему визиту.
Где я только не бывал и почти везде записывался в местные библиотеки (везет мне на это дело), теперь мой именной формуляр появился и в городе Глазове.
30.


Дальше - больше. В глубине аллей тут и там я стал замечать гипсовые бюсты героев социалистического периода.
31.


В центре огромной клумбы установлен бюст. По простоте душевной я решил, что это сам товарищ Сталин, но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что бюст принадлежит Максиму Горькому, его же именем назван парк.
Парк отдыха оказался переполненным идеологией, не хватало лишь девушки с веслом или парня молотобойца, но не будем торопить события.
32.


Покинул сад Горького с изрядно похудевшим кошельком, но на этот раз имея ясную целью. Теперь я знал, что следует искать и крепко ухватившись за эту мысль, как за путеводную нить, отправился в центр города. Передвигался я словно по звездам, от одной белеющей головы выглядывающей из глубины двора, до очередного увековеченного в камне героя.
Чутье не подвело – совсем скоро я обнаружил настоящий музей социалистической скульптуры под открытым небом!
33.


Я понимаю, описать весь город и все увиденное за один раз практически невозможно, поэтому решил разделить свой рассказ на маленькие кусочки.
На следующей неделе заглянем в глазовские дворы и повстречаемся с настоящей легендой советской пионерии. С кем именно - узнаете из следующей части.

Часть 2. Дворики из детства
Tags: Глазов, Туризм, Удмуртия, Урал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments