?

Log in

No account? Create an account

PhotoStories "Записки странствующего ротозея"

Cмысл жизни – это поиск смысла жизни...

Previous Entry Поделиться Next Entry
На осколках империи.
ankor_21
Изучая город Слободской, мы коснулись темы империи купца 1-й гильдии И.В. Александрова, сегодня предлагаю посетить еще одно его бывшее владение: когда-то процветающее предприятие, а ныне - живописные руины Александровского винокуренного завода.


На этот раз моим проводником любезно согласился стать местный старожил Михалыч.
Загрузившись в его старенькую "Окушку", мы отправились изучать самую южную часть бывшего Слободского уезда или современный Зуевский район.
Итак, держим путь по дороге Зуевка-Суна в бывшую деревню Емандыковку ))) (современное село Соколовка), здесь и находится едва ли не самая главная достопримечательность всего Зуевского района -
Утреннее гало - хороший, вроде бы, знак!
2.


Исследуемый нами район еще недавно славился на всю область своими убитыми дорогами. Помню времена, когда приходилось тащиться десятки километров по обочинам на первой скорости. Теперь трасса в относительном порядке, но, свернув с нее на второстепенную грунтовку, Михалыч неожиданно остановился и перебросил мне ключи со словами: "Дальше ты езжай", а на мой вопросительный взгляд ответил: "Не бойся, дальше "гаишников" нет", со спокойной совестью покинул водительское кресло.
По секрету - "гаишников" всех посокращали, в связи с великими реформами, и теперь на весь Зуевский район их осталось всего три человека.
ДПСники, действительно, так нам и не встретились, а мы, намотав двадцатку по извилистой грунтовке, наконец, въехали в село Соколовка.
3.


Село не очень старинное, но даже и от той старины мало чего осталось.
Соколовка известна с 1857 года как имение помещика В.Ф. Каврайского. Сегодня оно наполнено типичными советскими постройками. Современная школа, да огромный сельский клуб, похожий на городской Дом Культуры.
Школа пока еще функционирует, а клуб стоит пустехонек с выбитыми окнами.
4.


За разбитым клубом, кирпичи которого вываливаются сами собой, дорога резко заканчивается крутым обрывом.
Под берегом виднеются одинокие строения.
5.


Это и есть то, что осталось от целого завода. Завод был нехилый, включал в себя несколько промышленных корпусов, контору и школу.
6.


150 лет назад началось строительство этих цехов и до чего было все добротно сделано! Стены до сих пор высятся монолитом над речными берегами. Не в пример тем, что ставили новые хозяева из такого кирпича, который и двадцати лет не выдержал, начал рассыпаться в порошок.
7.


Говорят, что не состоись строительство новой школы и клуба, глядишь и памятник старины сохранился бы. В советские годы его цеха как раз под клуб и использовались, а новый слишком просторным оказался для немногочисленного соколовского населения.
8.


Тут же была открыта начальная школа, которую тоже Александров учредил в 1895 г. Здание первой Александровской школы безвозвратно исчезло. Да и много чего было в этих стенах.
9.


Даже в том немногом, что осталось, чувствуется купеческая хватка. Первым делом была запружена речка Коса, построена добротная плотина да водяная мельница. Говорят, все постройки были настолько капитальными, что еще долго-предолго можно было сюда мужиков возить, чтобы, глядя на эту плотину, можно было плотницкому делу да дедовским премудростям обучаться.
10.


Кстати, кирпич для строительства тоже на заводах Александрова делался с особой тщательностью и качеством.
11.


Теперь вместо мельницы из воды торчат лишь одинокие столбы да сваи.
И еще могилка чья-то на противоположном бережке.
12.



Между тем, виды на заводские стены с разных сторон открываются просто фантастические. Хочется бегать вокруг и безостановочно клацать затвором фотоаппарата, но далеко уходить от дороги я побоялся, чтобы невзначай не нацеплять на себя клещей.
Несколько лет назад здесь исправно функционировал подвесной мост, который добавлял еще большей футуристичности и без того удивительному пейзажу. Моста уже нет.
13.


В этом месте река делает большую рваную петлю, образуя живописный полуостров. В общем, предки знали, где строить и как вписать свои постройки в окружающую природу, чтобы получилось максимально гармонично и удобно.
14.


С виду и не подумаешь, что это заводские стены, они больше похожи на стены разрушенного храма. Каждая малейшая деталь несет в себе эстетическое начало, в этом и есть хозяйское отношение к земле и к людям, будь то храм в центре города или промышленная постройка где-нибудь в лесной глухомани.
15.


Ко всему прочему хочу добавить, что село Соколовка находится на берегу реки Коса, которая является отличным местом для сплава на байдарках и не только.
А эти руины могли бы стать одной из главных изюминок туристического маршрута.
Завод, конечно, уже не восстановить, но достаточно хотя бы поддерживать все в существующем виде и не допускать дальнейшего разрушения. Тем более, что Соколовка славится, и своим богатым краеведческим музеем, и знаменитыми земляками.
16.


Сам себя перестану уважать, если пройду мимо, не заглянув внутрь.
17.


Все это время Михалыч как-то отстраненно ожидал меня неподалеку. Казалось, эти руины не представляют для него ни малейшего интереса.
Места, знакомые с детства становятся настолько обыденными, что порой и не различишь, какое несметное богатство тебя окружает, а иногда и просто, под ногами валяется. Вот и получается так, что свое не ценим и не бережем, а чужое вызывает восторг и удивление.
18.


На взгорке сохранилось еще одно старинное строение, по словам Михалыча, здесь была заводская контора. Со стороны здание кажется вполне современным, и я даже не обратил на него внимания.
Все следы старины скрыл недавний евроремонт, безжалостно осовременив старинный особняк.
19.


И еще одна достопримечательность.
Со стороны кажется, будто над Соколовкой завис огромный воздушный шар или НЛО. Его словно насадили на трубу, для накачки теплым воздухом, чтобы затем, обрубив концы, отправиться в далекое путешествие.
Конечно, этот аппарат никуда не полетит, потому что не шар это вовсе и не аэростат, а емкость водонапорной башни. Только не совсем понятно, зачем ей придали такую форму в виде огромной клизмы?))
20.


Здесь мы покидаем Соколовку и продолжаем путь. Впереди пыльная грунтовка и еще несколько деревень, в основном, нежилые или недавно брошенные.
Например, вот эта - Блиновская.
21.


Блины здесь уже никто не печет, и все опустело. Да и Михалыч, кажется, удивлен. Еще года четыре назад здесь жили люди, а теперь пусто, и дома все развалились.
22.


Процесс вымирания деревни идет полным ходом, начавшаяся еще при советской власти цепная реакция в наши дни только набирает обороты.
23.


Впереди искомое село Суна, которое раскинулось на берегу одноименной речки. По иронии судьбы в Кировской области есть две Суны и две реки с таким же названием. Так что сюжет фильма "С легким паром" успешно может повториться и на вятской земле. В общем, главное не перепутать сельское поселение и районный центр, там река, а здесь, скорее, полноводный ручей.
24.


Наша Суна была основана в самом конце 17-го века, примерно в тот же год, что и село Вяз, которое я недавно описывал, да и многие другие подобные села.
25.


Как ни странно, но село вроде бы и сейчас не унывает, во многом благодаря стараниям директора совхоза Ю.П. Генералова, за что народ его уважительно прозвал "Генералом".
По селу бойко курсируют всевозможные тракторы, пару раз попадались какие-то заморские, да такие широченные и огромные, что мы на своей "Окушке" их кое-как по обочине объезжали.
26.


К сожалению, заснять чудо-технику не удалось, потому что руки были заняты "баранкой", но, приехав на место, я оторвался по полной. Над всем селом гордо возвышается старинный храм Воскресения Господня, его купола видны далеко за пределами поселка, а слава о его красоте разнеслась еще дальше.

Далее я попробую коротенько рассказать про историю села и храма.
27.


Как я уже говорил, село старинное, ему более 300 лет. В центре села возвышается Воскресенский храм, построенный в 1779 году на месте первой деревянной церкви.
28.


В наши дни село славится своим племенным заводом "Новый", на котором выращивают "рогатую говядину" Холмогорской породы. Именно попутный ветерок с племзавода, меня, неокрепшего городского жителя, чуть не сбил с ног своим неповторимым ароматом.
Что поделаешь, у сельской жизни есть свои прелести (особенности).
29.


Кроме племзавода и его неповторимых ароматов в селе есть и другие достопримечательности, осмотреть которые у меня не было возможности, поэтому оставляю этот сладенький десерт для следующих поколений исследователей.
30.


Попробую перечислить некоторые из них:
Село богато двумя торговыми центрами, медпунктом, средней школой, детским комбинатом, краеведческим музеем, Домом культуры и библиотекой.
Кроме того, в Суне проживают народные умельцы - резчики по дереву, дома которых украшают удивительные деревянные кружева, фигуры сказочных персонажей в рост человека и детский городок, сделанный руками умельцев.
31.


В былые времена село славилось своими ярмарками: Ивановская, Ильинская, Артемьевская и другие, а все потому, что народу здесь жило видимо-невидимо. Числилось около тысячи дворов, мужиков почти пять тысяч и женщин столько же, да еще полсотни деревень, которые относились к церковному приходу. Сам приход управлялся тремя священниками, которые поделили его на три части, так и жили, не тужили.
32.


Кроме Воскресенского храма был в Суне и второй - Архангела Михаила (1880 г.). Настоятелем того храма был армянин, который однажды в той же Суне и утонул, с тех пор называется тот омут Поповской ямой. А Михайло-Архангельский храм до наших дней не сохранился, виной тому понятно кто - большевики.
33.


Далее, будет лучше, если я процитирую сельского учителя Сергея Григорьевича Чиркова, того самого умельца, который резьбой по дереву на всю округу славится.
34.


"...А потом была коммуна. Да! Собралась вся голь, да рвань, да неработь. Был создан Комитет бедноты – «комбед», и всё им было дозволено. Их время пришло! Не жалели, раскулачивали. За поповским домом, что напротив церкви, буквой «П» стояли амбары. Свозили сюда всё добро – от валенок и шуб до швейных машинок и книг. Груду свезли – выше амбаров!
35.


Крепкие мужики с семьями, кто сумел, больше разбежались. Заводы Урала: Лысьва, Чусовая, Тагил принимали их – работников с мозолистыми ладонями и горечью в глазах… А многие за труды свои угодили в Кай".
36.


Груду с добром скоро всю растащили, всю живность пустили под нож и съели… И разбежалась коммуна. А потом трещали крыши да срубы осиротевших «кулацких» домов: развозили остатки – что куда, находя по углам да колодцам спрятанное второпях добро… Пиршество заканчивалось, впереди были трудные времена. Но еще были «середняки», которых тоже можно было потрясти и поживиться.
37.


…Однажды через Суну на Фалёнки со стороны Богородска гнали колонну репрессированных: изнурённые клячи в телегах, мужики, женщины с грудными детьми… Говорить с ними или давать что-то запрещалось. Враги! И тянулась эта колонна несколько часов.
38.


Старожилы помнят, как роняли звонницу: большой колокол когда сбросили – ухнуло на всю округу и вздрогнула земля. Увезли его целиком, не разбили. Видимо, на металл. Потом выбили стены наверху колокольни со стороны реки и установили для поддержки крыши деревянные стойки. А высоко: колокола висели на уровне главного креста храма. Кто жил рядом, боялись, что рухнет колокольня и дома завалит. Стойки облили керосином и подожгли с вечера. Они и горели всю ночь, а около 4-х утра завалился верх набок и рухнул с огромной высоты.
39.


А потом разобрали стены на кирпич. Кирпич возили на строительство ГЭС в Соколовку, а ещё строили около скотных дворов силосную башню. Сам храм разрушать не стали, хотя службы в нём прекратили еще в 1932 году. Превратили в склад для зерна и называли его глубинкой. Иконы, а их было очень много, растащили, раскидали, осквернили. Из многих были сделаны западни в подполья, бросали просто под ноги, чтобы обувь не пачкать. А самые из самых даже умудрялись из больших икон сооружать сортиры. Греха не боялись, не верили ни во что.
40.


Роспись стен в храме была замечательная. Сохранилась она до 60–70 годов. Всё отлично виделось и читалось. А в те годы там была совхозная мастерская. Именно тогда всей этой росписи пришёл конец. Стены запылились и закоптели, появилось много всяких надписей, типа «Здесь был Вася…» Помню, даже в храме стреляли голубей из дробовиков, и следы от дроби были долго видны. А окончательно роспись уничтожили, да и штукатурка осыпалась уже после того, как мастерскую перевели в новое здание, и храм стоял заброшенный, пока его не превратили в склад. И всё-таки уцелели его купола и стены, видимо, потому, что он как-то почти всегда использовался.
41.


А судьба храма около кладбища сложилась иначе: закрыли его перед войной, а в 50–60 годы его разобрали, кирпич развезли кто на печи, кто на другие нужды – и не только в Суну, а по всей округе. Ломать и брать его могли кто хотел, и торговля шла бойко: 50 рублей за сотню. Как раз в то время на бутылку водки. И не стало храма..."
42.


Сегодня Воскресенский собор частично восстановлен, колокольни, к сожалению, пока нет, но службы уже ведутся, правда, пока в подвальном помещении и по великим праздникам.
43.


Думается мне, будет живо село и храм всем миром непременно восстановят, а нам пора возвращаться.
44.


По дороге любуюсь видами, мимо проносятся поля и далекие холмы. Вот сосна одинокая посредине поля. Непростое это место, была здесь раньше деревенька Салтыки, а сосну эту посадил не кто-нибудь, а сам Григорий Кощеев - еще одна местная легенда. Кто про Ивана Поддубного знает, тот поймет, кто такой Гриша Кощеев, а для тех, кто не в курсе - это местный силач, покоривший в свое время и Москву, и Питер, и Европу, и Америку.
Легенд в волости про Гришу ходит много, а его личность настолько популярная, что каждый встречный-поперечный искренне считает себя его дальним потомком, а если не родней, то хотя бы соседом или уж на худой конец близким земляком, что тоже не менее почетно.
45.


На обратном пути Михалыч сильно загрустил, он очень пожалел о том, что забыл прихватить ружьишко, между тем над нами по-издевательски низко то и дело пролетали стаи упитанных гусей. Загрустил Михалыч так, что забыл сняться с ручника, так мы и неслись по трассе, наматывая версты, и всю дорогу принюхиваясь к стойким ароматам жженой резины.







  • 1
спасибо за репортаж...
какой тихой щемящей печалью веет от этих исконно русских мест

  • 1